jour
Администратор

Жизнь через клетку. Репортаж из ИВС

Здесь никогда не гаснет свет. По коридору круглосуточно ходят дежурные, готовые в любой момент пресечь даже намек на нарушение установленных правил. Еду дают три раза в день и выводят на прогулку. Здесь становится понятен весь смысл слова «свобода». Это реальность, в которой каждый день оказывается кто-то. В изоляторе временного содержания не бывает пусто. И в условиях повышенного внимания к работе милиции представителям «районки» разрешили побывать на закрытом объекте.

Спецконтингент – понятие относительное

Нынешний изолятор временного содержания в РОВД начал свою работу в 2007 году, за это время в его стенах побывали тысячи задержанных – в основном те, кто подозревается в совершении правонарушений и преступлений. 

Помещения  изолятора располагаются на одном этаже. Вдоль коридора – несколько камер, расположенных друг напротив друга: двух и четырехместные. В каждой камере минимальный запас удобств: санузел, умывальник, стол и нары. Все прочно прикручено к полу. Но знакомство с «жилплощадью» происходит чуть позднее, для начала нарушителя доставляют в РОВД, и первая остановка – комната для разбирательств. В ней проводится полный досмотр человека. Происходит это для безопасности под бдительным контролем видеокамер. Здесь же составляется протокол, изымаются опасные предметы, а к ним помимо колюще-режущих относятся и спички, и зажигалки, впрочем, любая вещь, которая может нести опасность. Затем задержанный отправляется в камеру временного содержания, в которой он находится некоторое время, чаще всего происходит это до отрезвления. 
изолятор 3.jpg
 (Здесь проходят свидания с близкими)

  Состояние алкогольного опьянения – наиболее частая характеристика задержанных, и, собственно, оно же зачастую и причина совершения противоправных деяний. К лицам подшофе здесь не привыкать, вот только в ИВС в таком состоянии не попадают. 

Друзья «зеленого змия» считаются особым контингентом. В общем же виде его условно можно разделить на несколько групп: ранее судимые и несудимые, мужчины и женщины, несовершеннолетние. Каждая категория содержится отдельно. И ни для кого привилегий нет. Всего же за девять месяцев текущего года в изоляторе побывали более 1100 человек, из них 135 женщин, в основном слабый пол представлен так называемыми обязанными лицами. Были и те, кто в обычной жизни нормальные люди, просто обстоятельства так сложились, к примеру, из-за совершения дорожно-транспортного происшествия.

Путь в изолятор

Начинается со звона ключей, звонким эхом раздающегося по коридору милиции. Дверь в ИВС всегда закрывается, правило «зайти только на минуту» здесь не действует. Впрочем, жесткие условия установлены не только для задержанных. Даже сотрудники, к примеру, не имеют права проносить с собой мобильные телефоны. Как отмечает заместитель начальника РОВД по идеологической работе и кадровому обеспечению Александр Ставчиков, это строго отслеживается, да не так это и трудно. Весь изолятор находится под прицелом видеокамер.

Первым делом задержанного отводят в комнату обыска, где проводится еще один, полный личный обыск, после – санитарная обработка. В комнате установлен душ, где постоянно есть горячая вода – работает бойлер. В самих же камерах ее наличие зависит от теплоснабжения города. После соблюдения процедур и получения постельного белья задержанный доставляется в камеру. Она по правилам всегда должна быть освещена: днем это свет из окна, в темное время суток – искусственное освещение. В любой момент через специальное окошко дежурный может заглянуть в камеру. 
изолятор 2.jpg
(Начальник ИВС Алексей Плюснин)

Выходят из камеры задержанные на прогулку, в следственный кабинет либо по специальному разрешению на свидание с близкими. В распоряжении изолятора два прогулочных дворика, через которые небо действительно в клеточку. Как замечает начальник ИВС Алексей Плюснин, бежать отсюда за время его службы никогда не пытался. Правда, исключительные случаи бывают. К примеру, в следственном кабинете задержанный стал вести себя агрессивно, пытался даже кусаться. Такие попытки пресекаются сразу, зачастую с применением спецсредств. Бывает так, что «жильцы» пытаются навредить и себе. Несколько лет назад подозреваемый раскрутил вешалку, находящуюся тогда в камере, и металлические болты проглотил. Вот только в больнице, где, к слову, каждое его движение происходило только в сопровождении сотрудника милиции, пробыл он недолго – все закончилось благополучно. 

Кормят задержанных 3 раза в день, еду доставляют из заведений райпо. Здесь же, в ИВС есть комната для ее разогрева. 

Нахождение в ИВС для задержанных по административным статьям не бесплатное. Сутки стоят здесь 11 рублей 50 копеек. О том, какая существует задолженность по оплате, даже не спрашиваем. И так не сложно догадаться.

Кто здесь работает?

Ответ однозначный: кто в силу психологических характеристик нагрузку выдерживает. Практически к ветеранам ИВС относит себя милиционер-дежурный Владимир Артемьев. Службу на режимном объекте он несет с 2000 года и за это время многое повидал. Говорит, все поступающие сюда реагируют по-разному, и состояние человека нужно увидеть, чтобы предположить его дальнейшее поведение. «Тяжело было поначалу, потом черствеешь. Да, бывает жалко тех, кто попадает по глупости и понимает это. Но есть и те, кто, даже совершив убийство, не раскаиваются», – говорит Владимир Артемьев. 

Есть у него и постоянные «клиенты». Один из таких за прошлый год был в ИВС 8 раз, в нынешнем – 6, сейчас гражданин уже в ЛТП. За все время из внушительных сумм, набежавших за время нахождения, взыскать удалось лишь 6 копеек.   

Елена МИНАКОВА. 
Фото Александра РЫБАКОВА.


Оставить комментарий
Текст сообщения*
Обновить Защита от автоматических сообщений