jour
Web-редактор портала ШкловInfo.by

Эксперты-криминалисты Шклова рассказали, в чем заключается их работа

Государственный комитет судебных экспертиз Республики Беларусь начал свою работу 1 июля 2013 года. С этого момента свою историю отсчитывает и экспертно-криминалистический сектор по Шкловскому району Могилевского межрайонного отдела Государственного комитета судебных экспертиз Республики Беларусь. Его специалисты за время существования подразделения выбывали на места происшествий более 3000 раз. Вне зависимости от времени суток они всегда оказываются на месте преступления в числе первых, и все для того, чтобы в долгой и кропотливой работе во взаимодействии с другими структурами установить истину и не позволить виновному уйти от ответственности.
ярец.jpg
На данный момент в экспертно-криминалистическом секторе два сотрудника: старший эксперт Владимир Есипович и эксперт Леонид Ярец. Они практически ежедневно несут дежурство и каждую минуту, даже находясь дома, эксперты готовы к тому, что понадобится их помощь. «Мы выезжаем на те происшествия, которые содержат признаки состава преступлений. Зачастую это хищения, нанесение телесных повреждений, дорожно-транспортные происшествия, в которых есть пострадавшие, и другие, – рассказывает старший эксперт Владимир Есипович. – В дальнейшем мы фиксируем обстановку на месте с обязательной фотосъемкой, выявляем следы, предметы, имеющие отношение к делу, изымаем их. В нашей работе достаточно тонкостей и требований, от выполнения которых иногда зависит и правильная квалификация».

Впрочем, долго ждать подтверждения слов эксперта не приходится. С утра специалистов информируют о том, что поврежден инфокиоск в центре города. Леонид Ярец, осуществляющий дежурство в этот день, незамедлительно берет в руки увесистый чемоданчик, фотокамеру и спешит на место происшествия. По дороге эксперт рассказывает о том, как обнаруженные на месте преступлений следы помогают в идентификации злоумышленников:

«В апреле этого года в Шклове совершено хищение из двух гаражей. Злоумышленники путем отжима дверей вынесли имущества на достаточно большую сумму. Мне удалось изъять след обуви и след пальца руки. Дальше дело техники: изъятые следы рук вносятся в базу АДИС и она ищет совпадения. Такие нашлись: следы, изъятые на месте преступления, совпали со следами пальцев рук гражданина, ранее уже привлекавшегося к уголовной ответственности. Интересно и то, что при визуальном осмотре прилегающей к гаражам территории были обнаружены следы обуви, визуально напоминающие след обуви, изъятой в гараже. В итоге эксперт по данной дорожке следов вышел прямо к дому подозреваемого, в котором позже было обнаружено похищенное. Так, примерно за 1,5 часа раскрыли кражу».

Уже возле инфокиоска, прежде чем приступить к фиксации, эксперт надевает перчатки, говорит, это обязательный ритуал, уже вошедший в привычку. Леонид Ярец осуществляет фотосъемку места происшествия, а затем с помощью специальных средств и приспособлений проводит обнаружение и изъятие следов, не раскрывая при этом подробностей. Говорить о них можно будет уже после проведения всех процессуальных действий.

В отделе в это время остается Владимир Есипович. Эксперты Шкловского сектора имеют допуск на проведение семи видов экспертиз: почерковедческой, баллистической,  портретной, технической экспертизы документов, но именно в районе основными видами остаются дактилоскопическая, трасологическая и экспертиза метательного и холодного оружия. Старший эксперт замечает, что время проведения экспертизы зависит от многих факторов: одну можно провести за несколько часов, на другую понадобится месяц. В основном это касается сложных экспертиз, которые осуществляются на базе Могилевского межрайонного отдела Государственного комитета судебных экспертиз Республики Беларусь.

«Эксперт должен сомневаться во всем. Мы не можем составлять заключения на основании догадок: в основе выводов – только четко установленные факты, – убеждает Владимир Есипович. – В конце прошлого года был выезд на огнестрельное ранение. Уже по прибытию предварительная картина видна: местный житель в состоянии алкогольного опьянения из пневматической винтовки выстрелил в своего сына. То есть, на месте происшествия есть огнестрельное ранение, есть пострадавший, есть орудие совершения преступления, есть подозреваемый, который во всем сознается. Но все это не значит, что работа эксперта закончена. Специфика именно в том, чтобы даже, казалось, очевидные вещи ставить под сомнение. Ведь именно сомневаясь и перепроверяя все досконально, можно увидеть истину».