jour
Администратор

"Возвратим имена героев". О летчиках, погибших в бою за Шклов

26 июня 1944 года немцы отступали перед стремительным наступлением наших войск. Неотвратимым возмездием по всей Белорусской земле, сметая врага, катилась операция «Багратион». Бесконечные колонны войск и техники отступали по всем видам дорог.

На станции Шклов стаяли под парами два немецких эшелона, готовясь уйти на Запад. Много было работы в эти дни у наших летчиков. Тяжелые штурмовики ИЛ-2, несущие бомбы на отступающих немцев, сопровождали наши истребители. Над дорогами, по которым отступал враг работали самолеты 233-й штурмовой авиационной дивизии. 26 июня Шклов был еще в распоряжении врага. И боевое задание разбомбить вражеские эшелоны на станции Шклов получила группа штурмовиков именно этой дивизии. Вот как это было.


Из журнала боевых действий 233-й ШАД.

«Группа в составе двенадцати ИЛ-2 312-го штурмового авиационного полка, ведущий группы майор Зырянов, под прикрытием восьми самолетов ЛА-5, в 20.25-20-40 с высоты 800 м и пикированием с 200 м до бреющего полета, двумя заходами атаковали два вражеских эшелона на ст. Шклов. Эшелоны стаяли на месте с паровозами. Несмотря на сильный зенитно-артиллеристский огонь, задачу группа выполнила. В результате атаки взорваны оба эшелона с боеприпасами, взрывы которых экипажи наблюдали после отхода от цели на расстоянии 15-20 км.

В результате противодействия группа имеет одну потерю самолета ИЛ-2 и летчика младшего лейтенанта Ерастова с воздушным стрелком рядовым Давыдовым. Причина потери самолета и экипажа: при бомбометании на бреющем полете, до 200 м, взрывной волной перевернуло самолет, и он упал на взрывающиеся эшелоны с боеприпасами».

Воспоминания жителя Шклова Леонида Ефимовича Овчинникова, любезно предоставил краевед Александр Грудино: «26 июня 1944 года под вечер над Шкловом появились советские самолеты, которые очень сильно начали бомбить вражеские объекты, особенно станцию Шклов. В этот день был разрушен железнодорожный мост через реку Серебрянка. Один из советских самолетов немцы сбили, и он упал возле станции. Двоих летчиков из этого самолета потом похоронили неподалеку от железнодорожной водонапорной башни. На могиле был небольшой деревянный столб с красной звездой».

Летчиков, или то, что от них осталось, похоронили 200 м на север от станции в переулке Базный. Конечно, фамилий на маленьком обелиске не было. Кто погиб, знали только в штурмовой дивизии, но наступление шло вперед, и таких могил, и таких смертей было много.

В 50-х годах всех погибших солдат в Шклове перезахоронили в одну братскую могилу, сейчас это мемориальный комплекс «Память». Возможно, туда и перезахоронили этих летчиков, как неизвестных. Второй вариант – летчиков перезахоронили службы авиационной части, где они служили. Но суть одна: фамилий погибшего экипажа нет нигде.  

Два экипажа самолетов 233-й штурмовой авиационной дивизии, которые упали и погибли на территории Шкловского района в этот день, похоронены в братской могиле на гражданском кладбище деревни Пронцевка. Из двадцати человек в захоронении известно только пять. Возможно, что и экипаж самолета, который погиб на станции Шклов перезахоронили сюда службы их авиационной части. Пока точно об этом сказать нельзя. Но наша святая обязанность увековечить имена совсем еще юных мальчиков, погибших в конце войны за Победу. Было бы правильно написать их фамилии на мемориальной доске на здании станции Шклов: командир экипажа ИЛ-2 летчик Ерастов Анатолий Ефимович, 1923 г.р., Новосибирск, младший лейтенант, 21 год; воздушный стрелок Давыдов Михаил Иванович, 1925 г.р., Красноярский край, Пировский р-н, с. Пировское, 19 лет.

Хочу обратится ко всем, кто помнит из рассказов своих родственников о могиле с небольшим памятником со звездой в переулке Базный: позвоните по телефону 74-779. Даже маленькая информация о захоронении будет бесценна. 

Ольга ЯКОВЛЕВА, краевед.