jour
Администратор

Более 20 лет механик-реставратор из Шкловского района посвятил поиску и восстановлению боевой техники

Более 20 лет механик-реставратор Владимир Якушев из Шкловского района посвятил поиску и восстановлению боевой техники. Начинал с земляком Александром Микалуцким, а потом и сыновья Леша и Максим присоединились. Недавно закончили работу над репликой немецкого БТР-222, который скоро можно будет увидеть в реконструкциях былых сражений на «Линии Сталина». Следующим будет советский бронетранспортер. Мастера говорят, мол, танков уже много сделали, надо, чтобы и колесная техника была.
049b8b4e5ce7288e88679f9deb16d55c_0.jpg
Реставраторы трудятся в историко-культурном комплексе неподалеку от ангара, где представлена экспозиция танков времен Второй мировой. Почти все прошли через руки шкловчан, как их здесь называют. Мастерская — с виду обычный гараж. Только над ямой немецкий БТР. Выглядит как новенький.

— А это и есть реплика, — говорит Владимир, главный механик-реставратор комплекса. — Двигатель и мосты от «Тойоты». А остальное все сами сделали. Только и надо, что металл, болгарка, сварка.

Машина уже на ходу. Якушев лихо выруливает на «поле боя», где стоит другая техника. Не только танки и самоходки — целый бронепоезд работы шкловчан. Бригада трудится вахтовым методом. Неделю они на «Линии Сталина», неделю — дома. Чтобы вчетвером сделать танк, нужно 5 — 6 месяцев. И сегодня в историко-культурном комплексе, наверное, уже половина военных машин — копии.

— Реставрировать — что… Разобрал, почистил, доделал, чего не хватает, да собрал заново — всего и делов. А чтобы с нуля сделать, нужно четко понимать, как в машине все должно быть расположено и внутри, и снаружи… Только оригинальные боевые машины отыскать все сложнее, — отмечает Владимир.
fa5b89a9bcc1bd29efea92a41ae38896.jpg
Реставратором он стал именно благодаря поисковой работе. 16 лет трудился в колхозе инженером-механиком. Пока не появилась идея создать шкловский военно-патриотический клуб «Поиск». Первым серьезным делом стал подъем советского танка, увязшего в болоте неподалеку от деревни Шибеки Оршанского района. Это было в 1998-м. Пока Владимир думал, как вытащить БТ-7, а затем — как восстановить, проникся этой работой.

— Два месяца доставали, — вспоминает. — Использовали и экскаватор, и колхозный БАТ (большой артиллерийский тягач). Тянули по дну на берег зимой, в минус 25. Чтобы не разморозить, приподнимали день за днем понемногу, очищали, а потом обратно опускали… Как же радовались, когда полностью вытянули, а он — целый. Это редкость! По рассказам старожилов, когда танк в болоте стал тонуть, в 1941-м, экипаж снял пулемет с башни и ушел в партизаны. А болото машину сохранило.

Энтузиастам потребовался почти год, чтобы бэтэшку на ход поставить. Завелся и родной двигатель — бензиновый авиационный. Но такие часто горели. Поэтому для безопасности его решили заменить на дизельный. С тех пор танк не раз участвовал в реконструкциях и военных парадах в Минске. Владимир и сам стоял в башне — честь отдавал. К слову, в свое время служил в мотострелковых войсках, офицер запаса.

Старший Якушев признается: работа в «Поиске» сразу зацепила. Правда, далеко не всегда удавалось поднять целую технику. Много доставали подорванной: где-то только искореженную нижнюю часть или только башню, и ту с пробоинами. Например, Т-34 на постаменте на въезде на «Линию Сталина» собран из остатков пяти (!) боевых машин.
55f773acd2163f67af108062fa212ae3.jpg
Были настоящие удачи. Скажем, спасение советского тяжелого танка КВ-1, затонувшего во время переправы через Неву. Сейчас он один из экспонатов музея «Невский пятачок».

— Сам танк весит 60 тонн. Полностью замыт песком, это уже под 100 тонн. Плюс уклон 60 градусов и 10 метров глубины. А у нас в распоряжении только ЗИЛ-157, у которого лебедка 5 тонн. На нем и прибыли из Минска в Питер, с целым прицепом тросов и разных блоков. Подъехали, хотели анкер зацепить. Лопатой раз — вода. Хорошо, под дорогой труба шла. Мы тросы туда протянули.

Пришлось из блоков и тросов сооружать полиспаст (грузоподъемное устройство), но даже так КВ-1 за рывок продвигался не больше чем на метр. Подъем занял почти трое суток.

Когда тот самый БТ-7 достали из болота, сыновьям Якушева было 10 и 11 лет. Дома даже фото хранится, где они рядом с раритетом, который вот-вот отправят в мастерскую. В школе, конечно, хвалились. А пошли в армию — один в артиллеристы, другой в ракетчики, там про Владимира Якушева командование уже было наслышано. В общем, как-то все само собой сложилось. Отслужив, младший Максим, по специальности газоэлектросварщик, сразу согласился на семейный подряд. Через три года подтянулся и Леша. Владимир рад: хорошо, когда дети разделяют увлечение отца. К тому же, говорит, четыре человека — оптимальная команда.
e5f21965bd312b006f236f243bce1802.jpg
— Все взаимозаменяемы. Варим, пилим, режем… Но мне особенно нравится работа с двигателями. Всегда поскорее хочется завести машину, ну и проехать, конечно, первому испытать.

Рабочий день здесь ненормированный. С 8 утра и пока не устанут. Надо подольше задержаться — значит, надо. Все на одной волне. Поэтому шкловчан ценят. Знают — не подведут.

Всего же за 20 лет они восстановили или сделали с нуля десятка три машин. Только на «Линии Сталина» 12 единиц на ходу.

Владимир проводит экскурсию по экспозиции танков. Вот знаменитый Т-34 — башню нашли в Гомельской области, а корпус и двигатель на «Линии Сталина» уже были, от танка с «Беларусьфильма». КВ-1 — часть корпуса и башню достали в Сенненском районе. StuG III восстановлен из того, что подняли со дна реки Вихра в Мстиславле. Средний немецкий танк T-III — копия на базе БМП-1… Большинство даже заправлены: прямо отсюда и отправляются «в бой». На реконструкцию. Или на съемки. Механиками Якушевы уже не в одном фильме участвовали. Они за рычагами — артисты в кадре.
c291fcddd94656cf1b7d5dbd5478d381.jpg
— А какой танк еще хотели бы сделать? — интересуюсь.

— «Тигра» или «Пантеру». Обязательно попытаемся. Но времени нужно будет больше, — Владимир рассказывает, что на «Линию Сталина» много старой техники передает Минобороны. И хоть она уже послевоенная, основные узлы часто подходят. Работают дотошно, чтобы все было как положено. Броня один к одному. — А знаете, что советские танки в войну «зверобоями» называли? Потому что били немецких «Тигров» и «Пантер». Хочется показать, на чем воевали наши деды и прадеды.

У Владимира тоже дед не вернулся с фронта, Стефан Якушев. В марте 1945-го пропал без вести. До войны жил в Копыси Оршанского района, а в колхозе через Днепр, уже в Шкловском районе, был председателем. Сохранились благодарственные письма от командования… А больше семья о судьбе фронтовика ничего не знает. Пытаются разыскать информацию.

Военную технику, собранную бригадой Якушева, сегодня можно увидеть также в Гомельском областном музее военной славы. Тяжелый советский танк ИС-3 — на постаменте при въезде в Шклов. Две пушки — в российской Елабуге. В Белорусском государственном музее истории Великой Отечественной войны еще по одному Т-34 и T-III. Последний, кстати, тоже достали практически целым — в 2001 году недалеко от Сычевки (Смоленская область) 22 июня в 4 часа утра. Не специально, так совпало. Всего 400 километров прошел, даже не был поцарапан…

— Внутри нашли несколько биноклей (немецкие и советские), книги. И посылку, которую, видимо, родственники одного из танкистов из Германии прислали: а в ней, что интересно, расчески Ленинградского завода пластмассовых изделий, лезвия «Спутник» и Gillette…

А для компании Wargaming создали копию первого советского танка МС-1. Владимир прямо на нем и въехал в офис. А вот в сами «танчики» никто из Якушевых не играет. Хватает их делать. В натуральную величину.
777806c1322cdd68f86b3e85ad9119bb.jpg
— Неужели любая модель вашей команде по плечу?

— Если есть чертежи, не вопрос. А нет — можно сделать по фотографии, — говорит старший из сыновей. — Именно так мы делали МС-1. Ездили даже специально в Москву в музей, где этот танк представлен, и с рулеткой и штангенциркулем корпус мерили.

— Также помогают книги, интернет, в которых находим точное описание. А как-то замеры делали просто по деталям модели для сборки, которые выпускают масштабом 1 к 35, — добавляет младший.

Самое сложное? Когда машина, по сути, уже сделана, снова ее разобрать, покрасить все части и собрать заново. А какая часть работы все же больше по душе? Алексей отвечает не задумываясь:

— Поднимать затонувшую военную технику и… участвовать в реконструкциях боев. Нас часто привлекают, потому что механиков не хватает.

— Когда на «Линии Сталина» показывают «Взятие Берлина», я там в самом финале появляюсь на СУ-76 или КВ-1 — всегда побеждаю, — рассказывает Владимир. — Бывает, я рулю на самоходке, на коленях — внучка. А Леша с сыном едет на немецком Pz-38. И внук потом говорит: «Ух, дед, ты нас опять подорвал!»

Для этого реставраторы и восстанавливают технику: чтобы можно было показать молодому поколению, как тяжело приходилось солдатам на войне. По одним рассказам это трудно представить. И до конца осознать: такое больше не должно повториться...

mogilev-region.gov.by