jour
Администратор

«Как я вижу мир? Наощупь». Репортаж из Шкловской специальной школы-интерната для детей c нарушениями зрения

15:5211.02.2021 Общество
Наше знакомство с молодым учителем истории Шкловской специальной школы-интерната для детей c нарушениями зрения Кириллом Морозовым началось с урока. Но не истории, а чтения. По Брайлю. Как и его ученики, Кирилл, который сам окончил эту школу, обычные книги читать не может.
2194d293633820ee6dd2a87f87f17728.jpg
В 11-м классе парень стал лучшим в республиканской олимпиаде по предметам «Всемирная история» и «История Беларуси», где за первое место сражались 45 лучших старшеклассников со всей страны. Затем поступил на истфак Могилевского государственного университета имени А. А. Кулешова и вот уже третий год работает учителем в Шкловской спецшколе для детей с нарушением зрения. Кирилл показывает учебник истории с проколотыми точками на страницах вместо букв и демонстрирует, как читают «на ощупь»:

– «Ваша» книжная страница приблизительно по объему текста, как три «наших». Для изображения букв в шрифте Брайля используются шесть точек. При письме точки прокалываются, и поскольку читать можно только по выпуклым точкам, «писать» текст приходится с обратной стороны листа. Текст наносится справа налево, затем страница переворачивается, и считывание идет слева направо.

Семья Кирилла родом из Горок. Но когда стало понятно, что ему нужно обучение в специальной школе, переехали в Шклов: 

– Любовь к предмету привили мне учителя нашей школы, а сейчас я пытаюсь заинтересовывать уже своих учеников. И для меня высокая оценка моей работы в том, что некоторые из них тоже мечтают поступить на истфак. Хочу, чтобы мои ученики учились рассуждать. Стараюсь подобрать увлекательные факты по теме, на уроках использовать игровые моменты. Сам до сих пор зачитываюсь историческими романами, люблю Короткевича. В нашей школьной библиотеке есть книги со специальным шрифтом, а ученики, как и все современные молодые люди, активно пользуются интернетом.

Луи Брайль – тот самый француз, который в 1824 году (в 15 лет) разработал рельефно-точечный шрифт для незрячих, не мог и мечтать, какие устройства будут помогать читать и писать незрячим людям спустя 200 лет. В шкловской спецшколе – целый комплект. Самые элементарные – пишущие машинки по азбуке Брайля: их особенность – всего шесть клавиш. Есть и электронный вариант. А еще специальный принтер по Брайлю и тактильно-речевая обучающая система – устройство, которое озвучивает учебные иллюстрации.
df67d0e43206c457f61f3b2440561e30.jpg
Старшеклассник Никита Колокольчиков демонстрирует брайлевский дисплей. Для незрячего человека он заменяет монитор, клавиатуру и мышь. Работает при подключении к компьютеру или смартфону. С помощью программы озвучивания Никита – абсолютно незрячий парень – легко пользуется интернетом, может найти любой текст и прочитать его пальцами: на тактильном дисплее текстовая информация подается в виде шеститочечных символов азбуки Брайля. Кстати, в первом классе после первой четверти Никиту за успеваемость перевели во второй. Одаренный ученик увлекается программированием, планирует разработать приложение для изучения незрячими людьми иностранных языков. Парень успешно участвует в предметных олим­пиадах, и это далеко не все его таланты:

– Еще одно мое увлечение – музыка. Я окончил музыкальную школу, изучал фортепиано и вокал. Как обучался, не видя нот? На слух. Сочиняю музыку на компьютере, написал несколько песен на свои стихи. Люблю выступать на сцене и в нашей школе, и на конкурсах.


Трио Никиты с Лилей Курик и Полиной Полторан – гвоздь программы на всех школьных концертах. Они так уверенно держатся на сцене, что зритель и не догадывается: юные музыканты не видят. Никита за клавишными. Полина осваивает в музыкальной школе баян. Девочка делится планами:

– Хочу поступать на переводчика немецкого языка. Мечтаю жить в доме со своей семьей. Как я вижу мир? На ­ощупь. Знаю, что моя мама невысокого роста, но самое главное, что она добрая. А про меня говорят, что я веселая и хороший друг.


К сожалению, в этот день в шкловской школе для особенных учеников не было тренировок по лыжным гонкам. К ребятам из Могилева приезжают тренеры со всем необходимым снаряжением, а занятия проходят на лыжероллерной трассе. В коман­де есть и полностью незрячие ученики. И, наверное, это надо видеть, чтобы понять, как они осваивают такой экстремальный вид спорта.


Директор Шкловской государственной специальной общеобразовательной школы-интерната для детей с нарушением зрения Инга Александрова гордится воспитанниками:

– Наши дети талантливые. Задача педагогов – не просто дать ученикам знания по предметам, но и помочь социализироваться, найти свое место в жизни. Среди наших воспитанников – 15 человек тотально незрячие. У нас есть предметы, которых нет в обычных школах. К примеру, социально-бытовое ориентирование: как пользоваться стиральной машиной, приготовить обед. Педагоги учат ребят ориентироваться в городе, вместе ходят в магазины, на почту. У нас всего 85 ребят, из них девять – дошколята. Есть сироты, а есть те, кто живет в Шклове и после уроков возвращается домой. Но многие здесь живут, родители забирают их на выходные. Мы приглашаем специалистов МРЭК, чтобы в присутствии родителей они подробно рассказали, какие профессии может получить их ребенок в зависимости от диагноза. Наши ребята поступают и в вузы. Очень востребована профессия массажиста – специальная группа для людей с проблемами по зрению есть в медколледже в Гродно. Несколько лет мы патронируем наших выпускников: созваниваемся, узнаем, как они адаптируются в новых коллективах, какие сложности, чем можем помочь. В нашей стране активно развивается инклюзивное образование, поэтому у нас работает ресурсный центр: за консультациями, инновационными методиками обращаются педагоги из разных школ. И некоторые наши ученики даже для нас, учителей, становятся примером в стремлении к саморазвитию, полноте жизни, несмотря на все барьеры.

Елена Кукшинская, фото Андрея Сазонова, СБ