jour
Администратор

Конституционное прошлое, настоящее и будущее: какими полномочиями будет наделено Всебелорусское народное собрание?

08:3130.11.2021 Общество
Историческому референдуму, определившему конституционный строй нашей страны исполнилось 25 лет. 24 ноября 1996-го года внесли изменения, которые не просто дополнили первоначальную редакцию, а вывели страну и общество с обочины социальной, геополитической (в которой мы оказались после крушения союза) на скоростную магистраль.
 
Сейчас немного подзабылось, но это важно помнить – в каких условиях, в каком контексте белорусы формировали свой Основной закон. Обратимся к хронике.
 
Кадры говорят сами за себя. И едва ли они вызовут ностальгию у тех, кому сегодня немного за 40. Внезапно упавшая на белорусов «свобода» оказалась совсем не сытой и спокойной, как кому-то виделась. В кошельках «зоопарк», который едва ли можно было обменять на совсем недешевую бакалею или вот уж совсем предел мечтаний – заветную палку колбасы. Пустые и унылые прилавки и уличные «менялы», которые нашептывали нам магическое «доллары-марочки».
 
Цена на хлеб могла меняться каждый день. Эти цифры больше напоминают скачки на ипподроме, а свой курс валют устанавливал даже университет – в общем, полная неразбериха. Казалось тогда, что все мы летим в некую бездонную неизвестность. И именно 1994-й, как сейчас уже понятно, в тот момент стал для Беларуси и белорусов поворотным. Формула, с которой пришел первый Президент, сработала. «Отвести страну от пропасти» – не просто, не быстро, и не без палок в колеса. Но это удалось. И эти первые годы на сломе оказались самыми трудными.
 
Возможно, именно поэтому на референдуме 1996-го страна голосовала осознанно и удивительно монолитно. По разным вопросам. 
 
Например, более 88% белорусов проголосовали тогда за 3-е июля как День Независимости. А ведь это не просто праздничная дата, это код, в котором вся наша суть, наши ценности, наша миссия. И вот спустя 25 лет мы снова размышляем о своем Пути.
 
В размышлениях о конституционном прошлом, настоящем и будущем прошли последние восемь месяцев для всей страны. Тысячи идей от белорусов, онлайн и на бумаге, в адрес общественных объединений, парламента.
 
Зерна народной мудрости от огромного массива неактуальных и неконцептуальных предложений отобрала Конституционная комиссия. 36 человек. Очень разных. И собрать единый образ будущего Беларуси получилось не по всем позициям. Проект совершенствовала рабочая группа. С ней, как и с комиссией, Президент встречался не раз. И оказалось, что согласовать позиции даже людям с весомым политическим, управленческим и жизненным опытом, а значит понимающим, что для общего блага через правовые тернии все же нужно приходить к консенсусу, непросто. Но проект, уже вместе с комиссией, которая одобрила идеи рабочей группы, все же представили Главе государства.
 
Впрочем, так положено: по статусу Президент олицетворяет единство народа. А значит, должен удостовериться, что к единому знаменателю пришли все разработчики проекта Конституции. Самым острым дискуссионным вопросом стал статус Всебелорусского народного собрания.
 
Александр Лукашенко, Президент Беларуси: «У нас не появилось Всебелорусское народное собрание. Оно появилось давно и сыграло свою великую роль. При этом Беларусь останется президентской республикой. Так мы защитим основы государственности. Сохраним и закрепим преемственность своего исторического опыта».
 
Форма народовластия, но только в Конституции никак пока не прописанная. 25 лет назад Всебелорусское народное собрание сыграло важнейшую роль, когда нужно было разрешить конституционные противоречия, которые достались, по сути, в наследство уже суверенной стране с избранным в 1994 году Президентом.
 
Наталья Карпович, заместитель председателя Конституционного суда: «Президент не обладал реальными рычагами влияния на Верховный совет. Он не мог его распустить в случае конституционного кризиса. Верховный совет, в свою очередь, реализуя активно свои законодательные прерогативы, он не имел средств воздействия на исполнительную власть. Что привело вообще к кризису государственного управления в конечном итоге. И более того, создало угрозу разрушения молодого независимого белорусского государства».
 
У Верховного совета было много пространства для маневров, эмоциональных и необдуманных. Депутаты могли менять Конституцию, назначать судей и состав Центризбиркома, определять внутреннюю и внешнюю политику страны.
 
Александр Лукашенко, Президент Беларуси: «Депутаты, ни за что не отвечая, активнейшим образом вторгались в сферу полномочий исполнительной власти. Настало время четко определить функции каждой ветви власти, привести в соответствие их права и ответственность».
 
Овальный зал в те далекие годы превратился в авансцену для личных амбиций ментально все еще товарищей. «Не слышно», «шум в зале» – таких пометок (и это самые корректные) полно в стенограммах заседаний. Сплошные эмоции.
 
Анатолий Красуцкий, депутат Палаты представителей Национального собрания Беларуси (1995-2008 гг.): «В августе-месяце был внесен проект закона Президентом о проведении республиканского референдума. Начались большие дискусии в парламенте. Фракции коммунистов и аграриев, которые категорически выступали против позиции Президента по многим вопросам, политическим, экономическим. В то же время была мощная фракция "Согласие", которая стояла на позициях центристов».
 
Часть фракционно-партийной элиты растерялась перед новыми реалиями. Жизнь требовала решения экономических вызовов 90-х: тотальный дефицит товаров, нарушенные производственные цепочки, потеря рынков сбыта. А Верховный совет скатывался в политические склоки. Так дальше продолжаться не могло. Это понимал Президент и, чтобы избежать баталий еще и на улицах, собрал тысячи белорусов, чтобы посоветоваться.
 
Александр Лукашенко, Президент Беларуси: «Хватают микрофоны и один вице-спикер другой слева, один – справа, начинают вести сессию. Я должен между экономическими большими проблемами решать политические вопросы. А выходит, наоборот. Давайте проголосуем на референдуме так, чтобы гульни политических интриганов оказались напрасными. Чтобы им нечего было сказать уже 25 ноября».
 
Так проходило первое Всебелорусское народное собрание. Народные делегаты с позицией и доводами Александра Лукашенко согласились – все разрешит референдум. Приняли резолюцию. Она поддержала курс Президента. На стабильность, порядок и ответственность всех госорганов перед народом и Конституцией. И в том, что надо создать условия, как сказали бы сегодня, спокойно работать первому лицу. На пользу стране и людям.
 
Вадим Гигин, председатель белорусского общества «Знание»: «Кризис был инициирован теми остатками старого Верховного совета, которые хотели быть всевластными, им не нужен был президент. А народу нужен был... В 1996 году я впервые голосовал, и я видел, как народ шел на выборы. Очереди стояли на участки. И шли поддерживать Лукашенко!»
 
Референдум 24 ноября 1996-го поставил перед белорусами несколько вопросов. Празднование Дня Независимости на 3 июля сочли отличной идеей. А вот отказ от смертной казни граждане не одобрили. Бесконечные дрязги интриганов в Овальном зале белорусы решительно оставили в прошлом. Как и сам Верховный совет. Появился двухпалатный парламент – Национальное собрание.
 
Анатолий Красуцкий, депутат Палаты представителей Национального собрания Беларуси (1995-2008 гг.): «Организационное заседание состоялось 28 ноября в здании на Войсковом переулке, где собрались 110 депутатов. Присутствовал Президент. Были рассмотрены предложения о дальнейшей структуре Палаты представителей. Намечено было создание 11 ее постоянных комиссий».
 
«За» перераспределение полномочий в пользу исполнительной власти и Президента проголосовали больше 80% белорусов. По итогам референдума 1996-го была обновлена и дополнена Конституция. И это, по словам очевидцев, позволило стране развиваться дальше как правовому демократическому государству, по всем международным стандартам. Беларусь решительно пошла по своему суверенному пути. Но такое развитие событий резко не устроило Запад.
 
Сергей Гайдукевич, лидер Либерально-демократической партии Беларуси (1995 -2019 гг.): «На следующий 1997 год, нас санкционировали полностью. За что? За то, что не удалось нас свалить. За то, что происходит сегодня. Это надо четко понимать. Я горжусь тем, мы оказались правы, годы потом показали. Гибридная война никуда не делась. Видите, но я убежден, что надо принимать новую Конституцию, которая сейчас готовится. У нас своя страна, что мы избираем и делаем – это наше право».
 
И ответственность. Наша история, 25 лет назад, уже показала, что значит личность Президента и поддержка народа. И на события – народное собрание, референдум – нужно смотреть именно в связке. Они стали в 1996-м отправной точкой для эволюционного развития президентской республики. Такой же она и останется.
 
Александр Лукашенко, Президент Беларуси: «Все будет зависеть от того, какой Президент придет на смену этому Президенту. Мы и подстраховываемся ВНС. Вы видите, что легче и спокойнее вокруг нас не стало. У каждого собственный интерес. Беларусь на перекрестке всех дорог. Мы создали государство, которое просуществовало более четверти века. Ладно мы. Но для детей нужно оставить нормальную управляемую страну и государство».
 
Именно так – для потомков. Что будет в мире дальше – не знает никто, но точно неспокойно. Конституция – не догма, и момент корректировки Закона наступил. Выросло новое поколение – в новых экономических и информационных условиях. Поэтому нужен и баланс полномочий госорганов, и страховка в лице Всебелорусского народного собрания. Уже в конституционном статусе. Так будет надежнее. Чтобы упредить политическую лихорадку, как в переломный 1996-й, несмотря на то, что полномочий у Президента станет меньше.
 
Игорь Сергеенко, глава администрации Президента Беларуси: «Данный орган наделяется широкими полномочиями по определению стратегии развития государства, утверждению программных документов, инициированию изменений в Конституцию, принятию решения о смещении Президента с должности. Для реализации таких полномочий предлагается закрепить обязательность решения ВНС для исполнения с правом отмены тех актов и должных лиц, которые будут противоречить интересам национальной безопасности».
 
В состав Всебелорусского народного собрания предлагают избирать представителей всех ветвей власти и гражданского общества. Но как формировать – с порядком еще предстоит детально определиться. Но права народного вече разработчики уже прописали.
 
Петр Миклашевич, председатель Конституционного суда Беларуси: «Предоставление Всебелорусскому народному собранию права избирать и освобождать судей Конституционного и Верховного судов является значимым повышением независимости судей высших судебных органов. Расширены полномочия Конституционного суда. Наделение Конституционного суда правом официального толкования Конституции повышает роль конституционного контроля в обеспечении верховенства Конституции и ее прямого действия».
 
Изменения коснулись 77 статей. Но живет Конституция в законах. И в конечном итоге парламенту предстоит привести их в гармонию с решениями референдума. Как быть «до», переходные положения в проекте сформулированы.
 
Вадим Ипатов, директор Национального центра законодательства и правовых исследований Беларуси: «Каждый закон, который вступает в силу, у него есть переходные положения, тем более у Конституции. Мы должны обеспечить формулировки в переходных положениях таким образом, чтобы действительно власть была стабильна, развитие государства было стабильно, и это никак не влияло ни на экономику, ни на общество».
 
На референдум белорусы должны прийти с четким пониманием сути всех изменений. Поэтому Александр Лукашенко призвал авторов обновленной Конституции объяснять людям формулировки. Все тщательно обдумать придется и комиссии, прежде чем представить Президенту вариант проекта Основного закона. Затем – покажем пример той самой преемственности – будем советоваться и обсуждать проект. После юридическая дошлифовка и референдум. Так сложилось исторически, за белорусами последнее слово в одобрении новаций. И, возможно, наше решение спустя четверть века потомки тоже посчитают решительным и значимым для суверенной и независимой Беларуси.