Забрать нельзя оставить, или о неблагополучных семьях без прикрас

Наверняка, когда Лев Толстой выводил пером на бумаге о похожести всех счастливых семей, он не был знаком с понятием «социально неблагополучная семья». Причины для получения этого статуса также весьма схожи, только в этом случае каждый последующий шаг может обернуться отобранием детей. Впрочем, это вынужденная мера. Когда попытки образумить не приносят результатов. Как же отслеживается ситуация в семьях, попавших в поле зрения социальных служб? Наиболее действенный способ – рейды, разумеется, без предупреждений. В одном из таких совместно с заместителем председателя комиссии по делам несовершеннолетних Галиной Шинкевич, начальником ИДН Романом Бакуновичем и другими заинтересованными службами побывали и мы.

Забрать нельзя оставить, или о неблагополучных семьях без прикрас
… Вечером 31 августа мы отправляемся по неблагополучным семьям, проживающим на территории Каменнолавского сельсовета. Нас сопровождает социальный педагог местной школы Юлия Мартынова. Она, как сама отмечает, уже 10-й год в этом «варится». На внутришкольном контроле у нее 1 учащийся, всего же отслеживать условия нужно еще в 4 семьях, находящихся в социально-опасном положении, в них – 9 несовершеннолетних, которым в любое время может понадобиться помощь и защита государства.

Впрочем, Галина Шинкевич сразу говорит, что эта школа по семейному неблагополучию все же не «лидер». Антирейтинг возглавляют Заходская и Говядская школы, семьи учащихся которых соцслужбы посетили ранее совместно с представителями органов опеки и попечительства. 

По дороге к первому пункту назначения пытаемся найти причины, по которым родители могут забывать о самом дорогом. Как мать, которая чувствовала 9 месяцев под сердцем своего малыша, слышала его первый крик, и, наверняка, отвечала на его первую улыбку взаимностью, может променять его на что-то другое?

«Есть категории семей, которые живут так из поколения в поколение, - делится опытом Юлия Мартынова. – И для них может быть нормой то, что для других неприемлемо».

Роман Бакунович подходит к вопросу прагматично, упоминая, что есть семьи, в которых семейно-бытовое насилие тоже имеет место. И, возможно, находясь в роли жертвы, женщина теряет ориентиры. И хотя в идеале у ребенка должны быть оба родителя, все же к женщинам, как кажется, больше веры – у них материнский инстинкт сильнее, что ли. 

«Залет был…»

…У Светланы четверо детей, они школьники. Мужа у нее нет, зато есть родители. И все вместе они ютятся в маленьком доме. Правда, заверяет Светлана, уже купили новое более просторное жилье, где делают ремонт. Статус «социально-опасное положение» семья получила около полугода назад.

«Залет был… Получилось так, после Нового года», - оправдывается Светлана. Тогда она была замечена в состоянии алкогольного опьянения, длительное время не работала. 

Как говорят местные, несмотря на это, за детьми она смотрит. Они и спортом занимаются, и к учебе стремятся, и в общественной жизни школы участвуют. Старшие мальчишки, чтобы помочь матери, летом даже подрабатывали. Во время приезда дома дочь Светланы. Девочка не вмешивается в разговор, только внимательно наблюдает за происходящим: «теть» из соцслужб она знает, как знает и то, для чего они приходят. 
рейд 2.jpg
Роман Бакунович просит показать, как дети готовы к школе. Светлана не колеблясь проводит нас в дом, указывает на тетради, достает из шкафа костюмы, рюкзаки купленные для мальчишек. Даже соглашается сделать фотографию. Рядом со шкафом виднеется несколько пар ярких кроссовок. 

Сейчас к женщине претензий нет, она трудоустроена, подшофе больше не попадалась. Возможно, если так будет и впредь, комиссия рассмотрит вопрос о снятии ее с учета, но это не значит, что семье не будет уделяться внимания. 

Нетипичный случай

Неподалеку расположен дом, в котором еще одна СОПовская семья. Сигнал поступил, когда у них за неуплату отключили электроэнергию. В семье воспитывается девятиклассник, работает только отец. В злоупотреблении алкоголем замечены не были.

- Почему работать не хотите? – интересуется у женщины Роман Бакунович.

- Не могу по состоянию здоровья, - четко отвечает женщина.

Она проводит в дом. В нем убрано, на столе виднеются закатки. Галина Шинкевич интересуется, что изменилось со времени обследования дома сотрудниками РОЧС, которые тогда выявили ряд нарушений. «Все сделали», - уверяет женщина. Правда несколько раз добавляет, что на ремонт денег нет. 
рейд 3.jpg
Показывает она и приусадебный участок. У семьи овощи на огороде растут, по двору гуляют куры, есть свиньи. 

На момент написания известно, что долг за электроэнергию они погасили, но теперь, как говорит женщина, надо заплатить за подключение. 

Надежда на лучшее

В другом конце сельсовета живет еще одна семья со своей особенной историей. Есть она и есть он, и их общий друг – бутылка. Оба они состоят на учете у врача-нарколога, неоднократно «кодировались». А еще есть двое детей, которых несколько раз изымали, потом возвращали вроде как исправившимся родителям. И так по кругу.

При подъезде к дому замечаем девочку возле деревенской колонки, она рассматривает машину, не отвлекаясь от своих дел. Ее мама неподалеку развешивает постиранное белье, держа в руках сигарету. Не успеваем выйти из машины, как девочка, за считанные секунды преодолевая расстояние, с разбегу бросается маме на руки, крепко обхватывая ее шею. Отпустит она ее за время нашего нахождения лишь единожды, чтобы показать новые туфельки, купленные мамой к школе. 
рейдик.jpg
В доме пахнет едой – на плите готовится большая кастрюля борща. Вещи сложены, хозяйка дома даже предлагает попробовать арбуз, хранящийся в холодильнике. 

«Сейчас не пью», - заверяет женщина. Но, кажется, у субъектов профилактики веры к ней мало, но надежда на лучшее остается. Она читается в глазах ее дочери. Рассказывает женщина о жизни, о работе, о будущем. Кажется даже, что она рада: то ли гостям, то ли тому, что приехали они в нужное время. 

За этой семьей останется особенный контроль.

По дороге назад Галина Шинкевич рассуждает:

 - За недолгую работу в КДН я убедилась в том, что какая бы ни была мать, она для любого ребенка самое главное. Иногда даже кажется, что будет лежать пьяная дома, и ни  до чего ей не будет дела. А ребенок будет рядом, держать ее за руку и боятся, что если на минуту отпустит, весь его мир, который почему-то полностью она, рухнет. Детям не важно как, главное – рядом. Почему некоторые мамы не хотят этого понять?..

Елена МИНАКОВА.
Фото автора.

Возврат к списку

Актуальные новости