jour
Web-редактор портала ШкловInfo.by

«Жить неплохо – лишь бы было здоровье». Кружева судьбы женщины, которая практически не видит

«Жить неплохо – лишь бы было здоровье», - говорит, провожая нежданных гостей, Ядвига Михайловна. Проходит до двери, на пару минут задерживается в доме, и снова выходит из старой покосившейся своей «хаты» на улицу, садится на полуразвалившуюся лавочку, подставляя сморщенное лицо осенним лучам солнца. Она смотрит куда-то вдаль, хотя очевидно, что ничего там не видит, и думает. О чем-то своем.

… «Жить неплохо», - несколько раз в разговоре повторяет она, но каждая ее история из 84-летней жизни вызывает противоречие и вопрос: Это возможно? При всех выпавших трудностях все так же сохранять оптимизм и бодрость духа.

«Родилась я в 35-м году, в поселки Лихачи, был такой здесь недалеко. А как стали объединять колхозы, присоединили к Тудорово. Так здесь с 57-го и живу», - начинает свой рассказ Ядвига Рандицкая. 
Рандицкая 2.jpg
Первое яркое воспоминание – июнь 1941-го: «Родители пошли в Шклов, там, в городе, кто-то и сказал, что война началась, - вспоминает  женщина. В тот год мне было 7 лет, должна была в школу пойти, а так три года просидела, не училась, не до того было». 

В жизни у Ядвиги Михайловны из образования – одна оконченная семилетка, а из трудовых умений – целый багаж. В свои шесть лет она умела и зерно в ступе молоть, и лапти изо льна вязать. Девочкам в то время уже с детства прививали навыки шитья, вязания, да и в поле они работали, стараясь не отставать от родителей.

«Какая ни жизнь, только б не война, - голос Ядвиги Рандицкой похож на раскаты грома, но вскоре все становится на свои места. – Чего только не было, мы не жили, мы выживали. Через голод, и холод, и страх. В то время, считай, повезло, если из мерзлой картошки ладок могли приготовить».

О войне она говорит мало, только то, что каждый день было одно и то же: боязнь смерти и поиски еды. После освобождения, говорит, вся семья дружно взялась за работу. Трудилась женщина, как и все в то время, без отдыха. Чуть позже была звеньевой по льну, полеводом. Тогда это считалось почетной должностью. А ведь практически все приходилось делать вручную. Бежать из деревни за лучшей жизнью некуда было, да, говорит, и не отпустили бы: каждые руки в послевоенное время были на вес золота.

«Это сейчас главное на селе – мясо и молоко. А тогда были картошка и лен. Даже дети малые знали, как картошку копать и лен убирать», - вспоминает женщина. Несмотря на большое количество дел по хозяйству, после войны она все же пошла в школу, каждый день пешком проходила только в одну сторону около 5 километров.

… А потом был выпускной.

«Когда я закончила семилетку, мне уже 17 лет было. В честь такого события родители дали сколько-то там копеек. И помню, пошли с подружкой в магазин, купили на них 200 грамм конфет. Так и отпраздновали. А в школу на выпускной не ходили, - делает паузу Ядвига Михайловна, и потом все же добавляет. - По правде сказать, надеть было нечего». 

Женщина теперь даже смущается, когда слышит, что у нее красивый платок на голове. Ядвига Рандицкая уже много лет инвалид по зрению, говорит, что больше 20 лет является членом общественного объединения «Белорусское товарищество инвалидов по зрению». То что не видят глаза, помнят руки.
Рандицкая 1.jpg
«Вчера борща наварила. А так могу к колодцу сама сходить. А куда еще надо? Ко мне Валентина Николаевна (соцработник-ред.) приходит, что надо, ей говорю, она принесет, поможет», - рассказывает Ядвига Михайловна. Заходят к ней, как она с улыбкой замечает, и девушки из соседних домов, - такие же пенсионерки: поговорить, вспомнить, поплакать и посмеяться. Забегает иногда и соседская девочка Аня, ей нравится слушать бабушкины рассказы о жизни, кажущиеся нереальными, будто из сказки про злых колдунов, в которой непременно добро должно победить зло. 

Ядвига Михайловна не любит говорить про свои болячки, с тем, что она почти не видит, смирилась, но, иногда, кажется, все же злиться за это на судьбу. В ее небольшом доме все идеально прибрано. Это обычная деревенская «хатка», в которой когда-то жили 9 человек: родители Ядвиги Михайловны, ее братья и сестры. 

«Я знаю, что где находится, где доска на полу скрипит, все делаю по дому, привыкла, даже телевизор смотрю», - оптимистично заявляет женщина, попутно вспоминая, какие актеры и передачи ей в последнее время больше всего понравились. 

Живет Ядвига Рандицкая одна. Родных детей у женщины нет, их заменяют крестники, племянники, которые помнят всегда свою бабушку Ядю. Да и она безошибочно узнает, кто к ней наведался в гости. Даже по шагам по опавшей листве. 
Рандицкая 3.jpg
Показывает она и свой «скарб» - кружевную скатерть, одну из тех, которую сама сшила, когда еще что-то видела. Вглядывается в рисунок, замысловато сплетенный выдуманным узором. Кружева переплетаются между собой, наталкивая на мысль, что они похожи на жизнь человека.  Жизнь Ядвиги Рандицкой, такую большую, чтобы о ней рассказать, и такую маленькую, чтобы вместить в нее столько же радости и счастья, сколько морщинок вмещается на ее руках.

«Жить неплохо – лишь бы было здоровье»…

Оставить комментарий
Текст сообщения*
Обновить Защита от автоматических сообщений